achevement
Наверное, сейчас нам пора познакомиться. Меня зовут Артемий Камельцев. На начало этой истории не обо мне я живу в московской области с родителями, братом и толпой плюшевых игрушек. Я только что расстался со своим парнем и теперь хочу встречаться с другим. Мне восемнадцать и мне уже можно. Хотя сам себе я все разрешил еще в шестнадцать, с восемнадцати с этим смирились родители. Я уже давно делал, что хочу, гулял, с кем хочу и принимал, что хочу. Спал я, впрочем, тоже - с кем хочу. И, пожалуй, последние два пункта были лишними. Но даже в восемнадцать я не задумывался над этим вопросом. Чего же взять с трудного шестнадцатилетнего подростка?
Позвольте познакомить вас дальше. Я очень люблю имя Леша. Это имя преследует меня с самого детства. Мою первую невинную любовь звали Леша. Нам было по шесть лет, когда мы целовались в туалете детского сада. Вы можете себе представить, как могут целоваться шестилетние дети? Я - с трудом. И мне кажется сейчас даже диким, что в моей голове есть такие воспоминания. Но мы с Лешей играли в отношения. Поэтому однажды, насмотревшись сериалов, Леша легонько пихнул меня к стенке и, прижав мои руки, поцеловал. Я даже не помню, как это было. И только моя фантазия позволяет мне одновременно верить и не верить, что мы просто чмокнулись в губы. Разве шестилетние дети способны на что-то иное?
Услужливая память, отказывающая в романтических моментах, заботливо подпихнет подругу Настю, подругу Олю и даже подругу Полину. И скажет: эй, ты... Не знаю уж, как ты там целовался, но к девочкам под юбку ты лазил с большим удовольствием, помнишь?
Когда я читаю о педофилии - я шарахаюсь. Но когда я думаю, чем мы занимались в пять, шесть и даже девять лет, я думаю, что мое будущее было предопределено. Либо же все дети скрывают, что в детстве они были склонными к слишком интимным играм со связыванием и принуждениями. Я не считаю себя извращенцем и вырос во вполне адекватную личность. Но в самое юное детство я провоцировал на интимные ласки практически всех своих друзей. И остановился только в десять, когда меня в который раз за три года перевели в новую школу. Я не был плохим учеником, просто меня не любили. Разругать какую-нибудь компанию и расколоть ее на две части - было таким же привычным, как петтинг. С детского сада. И вы можете мне не верить, что сейчас я вырос в адекватного человека. Когда я пишу эти строки, закрыв очередной порнорассказ в интернете, я тоже в это не верю. Потому что я все еще ссорю компании и не откажусь от случайных связей. На начало этой истории мне восемнадцать и я только-только начинаю понимать, что теперь я сам несу за себя ответственность.
Но, если вы помните, я хотел сказать о том, что люблю имя Леша. И эта история не обо мне. Эта история о нем.
Леша - тот самый жгучий брюнет. У него выразительные светлые глаза, черные пушистые ресницы, резко очерченные скулы и очень мягкие губы. Он умеет красиво улыбаться и поднимать одну бровь. Он часто это делает, когда его просят. И девочки, стайкой вьющиеся вокруг него, восторженно пищат и снимают это на камеру. У Леши действительно красивый брови. Если честно, я думал, что от природы таких не бывает. Еще у Леши две родинки на шее, как если бы туда впились чьи-то огромные клыки. Первое время меня пугали эти родинки, а потом я привык. Леша тоже подросток, ему всего семнадцать и он не пропускает ни одного красивого объекта. Он хочет всех, а все - отвечают ему взаимностью. Мы всего лишь подростки. Поэтому я щурюсь, стоя у фонтана и глядя на то, как Леша демонстрирует свой "супер-взгляд" с поднятой бровью. Я улыбаюсь чуть более интимно, чем положено, и с удовлетворением замечаю, что Леша, перестав крупными глотками пить вино, улыбается мне в ответ. Стоит тот самый конец августа, теплое московское лето и насыщенный светлой пылью сизый воздух сумерек.
- Алло, - говорю я в трубку. - Папа? Я сегодня ночевать не приду.
Я первый раз отказываюсь возвращаться домой. И отец лишь вздыхает. У него принципы:
- Тебе восемнадцать. Ты в праве поступать так, как считаешь нужным.
Моя подруга смотрит на меня недовольно. Она не думала, что я сразу пойду так далеко. Но я уже пьян. Вином, "Старым Мельником" и Лешиной улыбкой. И я действительно планирую провести в этой компании сегодняшнюю ночь. Впервые, с разрешения родителей. И, хоть моя подруга недовольна, у нее не остается выбора. И она, скрипнув зубами, смиряется. Эту подругу зовут Даша. Она старше на пять лет. Блондинка с короткой стрижкой и устойчивой фигурой, с неизменным рюкзаком за спиной, в кепке и в очках. Она любит смотреть на мир в красном свете. Я люблю отбирать у нее очки и думать, что это розовый. И сейчас я тоже отобрал у нее очки и улыбнулся:
- Не волнуйся, ничего не случится непоправимого. Я в состоянии себя контролировать.
Даша смотрит с сомнением и недоверием. Ее можно понять - в компании я чужак. И если я что-то сделаю не так - достанется ей. Но пока все меня принимают. Таким, какой есть.

Мне сложно вспоминать это все. Я путаюсь во временах и событиях, сбиваясь с одного на другое. И вы не раз еще увидите и удивитесь, как скачет повествование. Но я хочу вспомнить максимум всего. И я буду писать то, что вспомнил. Каждый раз. Каждый раз, когда будет возможность спрятаться от действительности с ноутбуком. И, пусть мое повествование столь сумбурно - эта история тоже имеет право на жизнь. Эта история могла случиться с каждым из вас. Она слишком проста, чтобы быть особенной, и слишком моя, чтобы быть простой.